Немного о гомеопатии

on

Я всегда относилась к гомеопатии, как к чему-то из области фантастики. Никто из моей семьи и знакомых не употреблял при мне такие непонятные слова, как гомеопатия, натуропатия, остеопатия, фитотерапия и так далее. С рождением детей и их болезнями я стала понимать, что у нашего районного педиатра одинаковый набор из десяти медикаментов для всех детей с ее участка. Из разговоров с подругами я поняла, что не только участка, но и всей Москвы. А знакомые из регионов упоминали те же самые уже хорошо выученные названия лекарств, капель в нос, сиропов от кашля и антибиотиков. И так из года в год. От ребенка к ребенку.

В какой-то момент меня накрыла безысходность — ну неужели всю жизнь придется их лечить этой химозой с огромным списком побочных действий под вялым присмотром уставшей от жизни, работы и людей педиатра, которая еще и любила доводить меня и других молодых мам до слез язвительными замечаниями — «Температуру не измерила? Она еще и матерью называется», пренебрежительно обращаясь ко мне исключительно на «ты».

гомеопатия3

Постепенно ко мне стало приходить инстинктивное понимание того, что что-то можно и нужно делать. Тогда я много читала, практиковала медитации и очистительные голодания, сыроедение, вегетарианство и различные диеты. После нескольких месяцев жесткого сыроедения, когда я ела только салаты без заправки, соли и соусов, свежие фрукты и орехи и пила некипяченую воду, отказавшись от сахара в любом виде, жвачки и алкоголя, я поняла, что где-то здесь и кроется спасение. Отказ от химической еды и химических лекарств был моим первым неуверенным шагом в сторону здоровых детей и здоровой себя. Я искала такую медицину, которая будет лечить не отдельно взятые органы и симптомы, а весь организм.

Тогда еще я ничего не знала об иммунитете, альтернативной медицине, биорезонансе, гомеопатии и прочих неклассических методах лечения, а если знала, то еще не выработала в себе полное доверие своей интуиции и из-за привычки рассуждать логически и невозможности испробовать все на себе и получить мгновенный результат, относилась к ним скептически.

После переезда в Австралию, а потом и на Бали, жизнь подкидывала мне все больше и больше людей, которые жили сыроедением и вегетарианством, не признавали прививки и антибиотики, лечились натуральными средствами, лекарствами на травах и голоданием, вместо традиционной медицины увлекались биорезонансной, а как-то раз меня направили на прием к одному известному гомеопату острова Бали. Он очень удивил меня своей начитанностью, отличным австралийским образованием и совсем не был похож на витающего в облаках целителя, лечащего энергией и третьим глазом.

Окончательно я уверилась в эффективности гомеопатии по возвращению в Мельбурн — тогда 6-тинедельный насморк сына не могли вылечить ни врачи, ни лекарства. Перепробовав все проверенные способы лечения, я обратилась к гомеопату, и после полуторачасовой беседы с Богданом и необычных вопросов о том, чем он увлекается, чего боится, предпочитает ли холодное горячему и сладкое кислому, неделю спустя она вылечила его насморк сладкими шариками из прозрачной банки. Потом лечилась и я, и Николаша, и вдруг я обнаружила, что антибиотики мы не принимаем уже почти 5 лет, а главное я не боюсь того, что опять окажусь в безысходности и буду, скрепя сердце, пичкать детей медикаментами, которые будут эффективно подавлять симптомы их болезней одновременно с иммунитетом.

гомеопатия2

Сейчас гомеопатия импонирует мне именно потому, что она учитывает то, что человек — это не отдельно взятые руки и ноги, голова и спина, а рассматривает пациента как целостную систему. Гомеопатия ориентируется не на болезнь, а на человека. Именно для этого на первичном интервью гомеопат задает пациенту кучу необычных вопросов — от детских страхов, травм и привычек до любимой еды, типа темперамента и текущего психического состояния — ему надо видеть целостную картину жизни, а не ее фрагменты.

И теперь немного статистики:

• Во многих странах Европы гомеопатия — официально признанный лечебный метод. В Германии и Испании гомеопатическими лекарствами пользуется до 60% населения, в Бразилии до 70%, а во Франции — около 80%. В Великобритании гомеопатией лечится всего 10% населения, зато одним из официальных покровителей этого метода является королева Елизавета II, которая, по собственному признанию, использует гомеопатию в течение всей своей жизни (как и вся королевская семья, начиная со времен королевы Виктории).

• Гомеопатия в Германии является официально признанным медицинским методом и по закону приравнена к одному из терапевтических способов лечения. Часто распространена практика, когда доктора классической медицины после многочисленных запросов пациентов идут обучаться гомеопатии для того, чтобы выписывать гомеопатические препараты людям, не желающим принимать аптечную продукцию. В таких случаях их обучает Центральное общество врачей-гомеопатов, объединяющее более 1000 человек; курс рассчитан на 1,5 года с последующей практикой в университетских клиниках.

• Во Франции стоимость гомеопатических препаратов на 30% возмещается государством, остальная часть обеспечивается дополнительным медицинским страхованием. Национальная федерация французских медицинских обществ объединяет около 6000 врачей-гомеопатов. В Великобритании существуют богатые гомеопатические традиции — функционируют гомеопатические стационары, работают Лондонский факультет гомеопатии, королевская династия Великобритании, начиная с королевы Аделаиды и Георга V — убежденные приверженцы гомеопатии.

• Рынок гомеопатии, по оценке Европейской коалиции производителей гомеопатических продуктов (ECHAMP), прибавляет по 6,4% в год и уже «дорос» до 1,24 млрд евро. Аналитики объясняют: рост связан с тем, что современный человек достиг предела потребления обычных лекарств. Так, средний европеец за год съедает 20 упаковок лекарств, а в течение жизни — 14 тысяч (!) таблеток. В конце концов побочные эффекты начинают перевешивать пользу.

Исследования в области гомеопатии ведутся в двух направлениях,— объясняет доктор Демонсо из CEDH.— Первое — фундаментальные исследования, которые всерьез будоражат сегодня умы биофизиков, они касаются изучения веществ в высоких разведениях. Уже ясно, что мы сталкиваемся с какой-то новой реальностью, существующей на уровне биофизики, которую пока не в состоянии объяснить, но сильно разведенные вещества действительно работают! Во-вторых, мы пытаемся изучать in vitro феномен воздействия сверхмалых доз веществ на человеческие клетки, что выходит за пределы интереса гомеопатии,— эксперименты ведутся и в области аллергологии и токсикологии.

Ученые уверены, что рано или поздно механизм этого действия будет разгадан, и тот, кому это удастся, получит Нобелевскую премию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *